_____13

На рубеже позапрошлого и прошлого веков Киев переживал эпоху бурного роста. Старый патриархальный город уходил в прошлое. Киев приобретал новое капиталистическое лицо – не очень приветливое, а иногда откровенно уродливое. С 1897 по 1914 год население выросло с 230 до 650 тысяч человек. Эти люди жили по-разному, баснословное богатство соседствовало с откровенной бедностью и нищенством. Киевляне сто лет назад на собственной шкуре ощутили, что такое город контрастов.

Центр Киева, Крещатик. Начало ХХ века

Предместье Киева Демеевка

Рабочие

Бурный рост промышленности привлекал в Киев жителей окрестных сел. В основном за их счет формировался новый рабочий класс. Уже в 1897 году в городе работало 10 тыс. пролетариев, а больше 20 тысяч ремесленников трудились в своих мелких мастерских.

Завод Гретера и Криваненка (после революции – завод “Большевик”)

Главным источником доходов рабочего была зарплата. Подработки и шабашки составляли незначительную прибавку к семейному бюджету. В 1913 году средний рабочий получал в месяц 37 рублей дохода. Этим и кормились его родные, ведь женщины традиционно тогда воспитывали детей и почти не участвовали в пополнении общей казны.

Самые оплачиваемые труженики – работники по металлу – получали 41 рубль, наиболее обездоленные – сапожники – 22 рубля. Причем, чем ниже доходы, тем больше пролетарий отрывался в дешевых кабаках за стаканом крепкого алкоголя. Сапожники в этом плане держали пальму первенства – недаром в народ пошла поговорка «пьет как сапожник».

Львиную долю доходов (до 15%) отнимала аренда жилья. Мало кто мог похвастаться частным домом в Киеве. В основном ютились в переполненных съемных квартирах (в среднем по три жильца на комнату), которые иногда напоминали конуру. Самые бедные пытались устроиться при мастерских, ночуя практически у станка.

На еду рабочий мог себе позволить тратить около 11 рублей в месяц, причем, мясо было блюдом праздничным. Табак и алкоголь традиционно занимали топовые места в рейтинге потребностей рабочего класса Киева. Пролетарий, успевший завести семью, вынужден был тратиться еще и на лечение, обучение детей, гигиену, а для его одинокого коллеги в приоритете были пересылка денег родственникам и развлечения (в том числе театр, кино).

Многие рабочие еще не утратили былые связи на селе. Сельская родня время от времени передавала им съестные припасы, и это стало существенным подспорьем для выживания в условиях капиталистических джунглей.

Большинство рабочих в 1913 году пессимистически оценивали свое материальное состояние.

«Живу, как скотина»,

«Даром, что кушаешь впроголодь, – какой может быть обед за 20 коп.? – так еще и такой обед не всегда имеешь»

«Живу только с работы, и на жизнь при теперешней дороговизне прямо-таки не хватает»

Эти и подобные фразы часто фигурируют в тогдашнем опросе о материальном состоянии рабочего класса нашего города.

Рабочие и служащие завода Гретера и Криваненка

Что можно было купить на месячный доход рабочего в 1913 году и сегодня (на выбор)

Товар Средний доход в 1913 году (37 рублей) Средний доход в 2015 году (6,7 тыс. грн.)
Гречка-ядрица 264 кг. 250 кг.
Говядина 92 кг. 71 кг.
Масло 31 кг. 83 кг.
Яйца 123 десятка 250 десятков
Чай 9 кг. 19,6 кг.
Сахар 148 кг. 397 кг.
Простые сапоги 6 пар 6 пар
Рубашки 37 штук 19 штук
Брюки 37 штук 13 штук
Отдельная однокомнатная квартира Стоимость трехмесячной аренды Сотимость 1,5-месячной аренды
Театр 185 самых дешевых билетов 169 самых дешевых билетов
Питание 92 обеда дешевой стоимости 150 обедов дешевой стоимости
Гостиница Сутки в самом дорогом номере отеля «Гранд-отель» Не хватит даже на сутки в люксовом номере отеля «Hilton»

 

Студенты

Сто лет назад Киев – крупный студенческий центр Российской империи. Киевляне и приезжие получали образование в Университете святого Владимира, Киевской духовной академии, Политехническом и Коммерческом институтах, Высших женских курсах и т.д.

Тут постоянно обретались тысячи молодых людей. В 1897 году в Университете святого Владимира учились 2,6 тысяч студентов, а в 1910 году – уже 5 тысяч.

Студенты Киева четко делились на «золотую молодежь» – детей землевладельцев, крупных чиновников, предпринимателей и основную массу неимущих молодых людей. К последней категории относились около 70% всех учащихся вузов.

Богатых студентов в Киеве называли белоподкладочниками из-за шелковой белой подкладки на мундирах. Они часто приезжали в университет на экипажах и даже в сопровождении слуг. Писатель Александр Куприн утверждал, что эти молодые люди «знакомы со всеми видами порока».

Постоянной стипендии в то время не существовало. Молодые люди рассчитывали на помощь родителей, взаимную выручку и временные подработки. При этом, учеба была платной. Например, в начале ХХ века студенты медицинского факультета Университета святого Владимира платили 25 рублей за первое полугодие учебы и еще такую же сумму в качестве гонорара профессорам.

В 1914 году средний месячный студенческий бюджет почти ничем не отличался от заработка рабочего – 37,5 рублей. Причем, если богатые тратили гораздо больше, то бедные довольствовались на все про все 18-ти рублями в месяц, а 9% от общего числа студентов практически голодали.

Студенты КПИ начала ХХ века

Студенты подрабатывали репетиторами, газетными корреспондентами, писарями, поденщиками и даже участвовали в кинематографической массовке. Особенный тип заработка – игра в карты. Иногда студенты на своих квартирах устраивали картежные притоны, а самые ловкие существовали исключительно за счет этих шальных денег.

Общежития в то время – скорее исключение, нежели правило. Киевская духовная академия предоставляла учащимся кров над головой, но требовала плату – 17,5 рублей в месяц. При Политехе стараниями миллионера Лазаря Бродского открыли общежитие на 35 мест с оплатой 5-9 рублей в месяц. Но большинству молодежи приходилось вскладчину снимать квартиры. В 1914 году снять отдельную однокомнатную квартиру в месяц можно было за 12,2 рублей, комнату – 8,4 рубля, койку – 4,3 рубля.

Как и сегодня, студенты много тратили на развлечения и алкоголь. Благо, последний был более чем доступен – средний студенческий бюджет позволял приобрести в месяц больше 300 бутылок пива высшего качества.

«Золотая молодежь» развлекалась на бал-маскарадах – только вход туда стоял 1,1 рубль. Гораздо более доступные развлечения предоставлял главный городской кафешантан “Шато де Флер” (сегодня – территория стадиона «Динамо»). Заплатив 40 копеек, студент наслаждался непритязательной программой – выступлением оркестров, куплетистов, опереточных певцов, фокусников, фейерверками и т.д. Зимой альтернативой служило посещение катка. Вход на лед катка “Полярная звезда” в 1913 году составлял 30 копеек в выходной день.

Кафешантан “Шато де Флер”

В погоне за новыми впечатлениями студенты постоянно осаждали театральные кассы в поисках дешевых билетов. Разброс цен на спектакли русского театра составлял 23 копейки – 1,6 рублей. Доступнее было творчество украинских трупп – от 20 копеек. Альтернативой театру служило кино, куда можно было попасть, заплатив от 30 копеек.

Профессура

Профессура была немногочисленным, но уважаемым слоем киевлян. В 1894 году в Киевском университете преподавали 118 профессоров, приват-доцентов и лекторов, а в 1913 году – уже 166.

Доходы профессора составлял собственно оклад, столовые и квартирные деньги, а также гонорары. Если в конце ХІХвека за месяц набегало 250 рублей, то в 1913 году – 500.

Чтобы заставить преподавателей работать качественно, власть утвердила гонорарный принцип. Студент платил гонорар тому профессору, лекции которого он посещал. Суммы эти отличались в зависимости от факультета. Больше всего получали медики и юристы, меньше всего – преподаватели историко-филологического факультета.

Профессора могли позволить себе жить в отдельных квартирах и даже особняках. Например, профессор медицины Фридрих Меринг скупил самые лакомые куски земли в центре города, сформировав обширную усадьбу (позже там появились современные улицы Городецкого, Заньковецкой, площадь Ивана Франка).

Профессор-историк Иван Лучицкий стараниями своей жены Марии возвел на улице Институтской, 27/6 пятиэтажный дом. Парадный вход в бывшее профессорское жилище до сих пор украшают инициалы его супруги “М Л”. Они жили в квартире №6 на третьем этаже. Другие помещения отдали своим детям, остальную жилплощадь сдавали в аренду.

 

Парадный вход в дом Лучицких

Профессор медфакультета Университета св. Владимира Иван Сикорский не только купил особняк, на улице Ярославов Вал, 15, но и построил на месте флигеля трехэтажный дом, куда перебрался вместе с семьей. Фасадное здание Сикорский выгодно сдавал в аренду за 2,5 тысяч рублей в год.

Фасадный дом усадьбы Сикорского

Жизнь в киевских квартирах для преподавателей была относительно уютной. Квартиры в доходных домах и в домах особнячного типа, где жила профессура, отличались довольно высоким комфортом. Их неизменные атрибуты: кабинет, гостиная, столовая, спальня, а также библиотека, будуар, комнаты для гостей. Присутствовало паровое отопление и электроосвещение.

Многие преподаватели регулярно выезжали в Европу «на воды», например, в Карлсбад. Только в 1904 году в Киевском учебном округе ученые мужи подали 200 заявок на разрешение осуществить заграничный вояж.

Значительным подспорьем для киевской профессуры были гонорары за услуги в рамках специализации – медпрактики, защиты интересов в судах, инженерного дела и т.д. Например, профессор Александр Кистяковский получил 500 рублей награды за защиту интересов Киево-Печерской Лавры в судовых спорах.

Чиновники и служащие  

В начале ХХ века Киев обслуживала целая армия чиновников и служащих разного уровня, начиная с городского головы, заканчивая рядовыми чинами полиции и пожарной службы.

Уровень доходов резко уменьшался по мере движения сверху вниз по вертикали власти. В 1912 году заместитель киевского градоначальника Федор Бурчак получил годовое жалованье 6 тысяч рублей (500 рублей в месяц). Немногим больше причиталось и самому городскому голове. Впрочем, на этом посту работали и миллионеры, им даже такая зарплата погоды не делала.

В тоже время рядовые клерки городской управы еле сводили концы с концами, и это толкало их на путь коррупции. В 1913 году полиция арестовала служащего адресного стола Кутовенка, который наладил систему регулярных поборов с домовладельцев по 2-5 рублей за уничтожение адресных листков с нарушением правил сдачи в аренду квартир.

Учителям и врачам традиционно платили немного. Дежурный врач станции скорой помощи имел жалованье 50 рублей в месяц, акушерки после недели ухода за роженицами – 10-20 рублей, учитель – около  80 рублей.

Преподаватели Первой Киевской гимназии

Предприниматели

В начале ХХ века Киев – центр деловой жизни Юго-западного края Российской империи. Тут обосновались самые богатые люди региона, а также бизнесмены второго и третьего эшелонов.

Торговые помещения пассажа на Крещатике

Их доход состоял из нескольких составляющих: собственно прибыль промышленных или торговых предприятий, где они были владельцами или совладельцами, ценные бумаги и денежные вклады в отечественных и заграничных банках, и, наконец, доход от недвижимости.

Первейшими богачами Киева были Терещенко. Патриарх рода Никола Терещенко вместе с братом владел 11-тью сахарными заводами, продукция которых оценивалась в 27,7 млн. рублей. «Общество сахарных и рафинадных заводов братьев Терещенко» было самым крупным предприятием отрасли во всей империи. Кроме сахарных заводов, Терещенко получали доход с винокурень, мельниц, лесопилок, кирпичных заводов. Общий капитал всех Терещенко не поддается исчислению. Считается, что накануне смерти в 1903 году Никола Терещенко обладал состоянием в 100 млн. рублей, не считая имений, которые он выделил своим сыновьям и дочерям.

Мультимиллионер жил на Бибиковском бульваре, 12 (ныне – бульвар Шевченка). Терещенко превратил свой особняк в настоящий дворец – паркет из лучших пород дерева, расписанные или оббитые тканью стены, мягкая мебель, зеркала, камины. В доме Терещенко было 39 комнат, экипажный сарай и 14 комнатных помещений на втором этаже.

Особняк Терещенко (ныне музей Т.Шевченка)

Вторым по значению киевским миллионером был Лазарь Бродский. В 1904 г. пресса оценивала его имущество в 30 млн. рублей. Вместе с братом Львом он владел 19 сахарными и рафинадными заводами, ему принадлежал пивзавод в Москве, соляные промыслы возле Одессы. Бродский владел большинством акций киевского трамвая, канализационного и газового обществ, имел угольные шахты в Екатеринославской губернии, стеариновый завод и т.д. Лазарь Бродский жил на улице Институтской, 12 в роскошном особняке на 14 комнат.

Особняк Бродского на ул. Институтской

Современный вид особняка Бродского

Самым богатым домовладельцем Киева являлся Фридрих Михельсон. Его состояние – 2,5 млн. рублей. Резиденцией миллионеру служил дом на улице Пушкинской, 40, но он обладал еще многими киевскими усадьбами, где выстроил доходные дома и гостиницы. Дополнительный доход миллионеру приносили общественные бани на углу улиц Пушкинской и Льва Толстого.

Особняк Михельсона на ул. Пушкинской

Кроме топовых миллионеров в Киеве обитала масса предпринимателей, чей доход не превышал 10 тысяч рублей в год, а еще больше мелких бизнесменов, которые зарабатывали до 2 тысяч рублей. При этом в начале ХХ века приобрести мелкую бакалейную лавку в Киеве, открыв собственное дело, можно было всего за 150 рублей.

«Деньги миллионами так и текли ручьями из одних рук в другие, а из этих в третьи. Создавались в один час колоссальные богатства, зато многие прежние фирмы лопались, и вчерашние богачи обращались в нищих», – описывал ту эпоху писатель Александр Куприн.

Богатство и бедность в Киеве начала ХХ века – понятия относительные. Капитализм не только углубил пропасть неравенства между киевлянами, но и навел мосты, по которым предприимчивые и сметливые горожане перебирались из состояния нищеты к баснословному богатству.

Джерело

Сподобалась новина? Розкажи про це друзям!